«Святая месть»

«Святая месть»

Отрывои из уникальной книги «Русская Пятерка». Это история о шпионаже, побеге, взятках, смелости — а главное, о хоккее. Рассказываем о самой крутой драке в истории этого вида спорта.

Автор — американец Кит Гейв. В русской версии этот бестселлер появится в начале мая во всех крупных книжных магазинах страны. Выход книги стал возможным благодаря бизнесмену и хоккейному агенту Дэну Мильштейну и его издательской компании Gold Star. Дэн — и сам успешный автор, а также он является исполнительным продюсером документального фильма «Русская Пятерка», который выпустила его кинематографическая компания. 

* * *

«В пятом матче серии плей-офф 1996 года в Детройте у «Ред Уингз» не было права на ошибку, и русские вновь сыграли блестяще. Федоров, Козлов и Ларионов отметились заброшенными шайбами, а «крылья» победили (5:2). Федоров и Козлов также заработали по результативной передаче. Тем не менее, главным моментом встречи для «Детройта», наверное, все же был сокрушительный силовой прием Константинова на подстрекателе «лавины» Клоде Лемье. Серия отправилась в Колорадо на шестой матч, в рамках которого состоялся один жестокий эпизод, положивший начало бескомпромиссному и неистовому противостоянию в мировом спорте.

Дело было на 15-й минуте первого периода. Крис Дрэйпер катил на смену. Действие игры разворачивалось у него за спиной. Он уже вышел из борьбы. Для Лемье он был абсолютно беззащитной мишенью. Но Клод подкатил к нему сзади и атаковал в голову. Дрэйпер полетел вперед, ударился лицом об край борта прямо у скамейки «Детройта» и сполз вниз на лед. 

Лемье выписали пять минут и удаление до конца игры за этот силовой прием. Дрэйпер после этого также не вернулся в игру. Более того, свой следующий матч он сыграл лишь в середине следующего сезона. Ему понадобилось много времени для восстановления. Большую часть межсезонья он провел на жидкой диете, поскольку его рот был зашит. В результате того инцидента у него была сломана челюсть, повреждена скула и орбитальная кость. Потребовалась хирургическая операция, уйма швов и не один визит к стоматологу.

«Детройт» уступил со счетом 1:4 и вылетел из плей-офф. Однако несмотря на всю грязь, творившуюся в той серии, «крылья» не стали отказываться от давней традиции и после игры пожали руки хоккеистам «Колорадо», которые вышли в финал Кубка Стэнли.

Дрэйпер успел вернуться из больницы на арену как раз, когда остальные игроки уже садились в автобус. Его лицо было словно из фильма ужасов — опухшее, обесцвеченное, с неровной линией наложенных швов. Его партнеров по команде трясло. Один из них, Дино Сиссарелли, так и вовсе был в ярости. Он злился по большей части на самого себя. «Поверить не могу, что я этому негодяю пожал руку», — бубнил он себе под нос так, что слышали все вокруг. Все до единого в «Детройте» были возмущены тем, что Лемье атаковал их партнера в беззащитном положении. Уже тогда начали ходить разговоры о том, что произойдет в следующей встрече между этими командами».

* * *

«В следующем сезоне вопрос с «Колорадо» был все еще не закрыт, а время подходило к концу. После трех очных встреч в том чемпионате практически все в команде были настроены пессимистично. Трижды «крылья» выходили на лед против «лавин» — и трижды уступили. Первый матч состоялся 13 ноября на «Джо Луис Арена» — пресса в обоих городах и по всей НХЛ широко писала о том, что для «Детройта» это будет шансом поквитаться.

Но ничего не произошло, и «крылья» безропотно уступили со счетом 1:4. Следующие две встречи прошли в Колорадо. 17 декабря «лавины» победили 4:3, забросив три последние шайбы, а затем одержали еще одну победу — 16 марта со счетом 4:2, положив шайбу в пустые ворота. 

У «Ред Уингз» оставался последний шанс доказать, что они являются серьезным претендентом на Кубок Стэнли, когда их заклятые враги вновь приехали на «Джо», уже в марте — и они им воспользовались. Человек, сыгравший определяющую роль в этой истории, хорошо помнит тот день.

Как и перед каждым домашним матчем, который начинался в 19.30, Крис Дрэйпер приехал на «Джо Луис Арену» в 17.00. Но как только он переступил порог, ни о какой рутине не было и речи.

«На меня тут же направили четыре или пять камер, — рассказывает он. — Я сразу понял, что что-то будет. От этой игры многого ожидали. В воздухе витало какое-то тревожное чувство. Я уже в раздевалке начал подозревать: сейчас что-то произойдет. На раскатке было тысяч 20 болельщиков. Наверное, они тоже что-то подозревали».

Дрэйпер оказался прав. Трибуны «Джо Луис Арены» забились до отказа уже за час до стартового вбрасывания. Все чувствовали нервное возбуждение. Ощущала это и вся Национальная хоккейная лига. Именно поэтому все камеры и были направлены на Криса.

«Этого слона было трудно не приметить, что уж говорить, — соглашается Брендан Шэнахэн. — Мы с ними уже три матча сыграли. Это была наша последняя встреча с «Колорадо» в регулярном чемпионате, а мы так ничего пока не сделали».

«Святая месть! Кровь рекой лилась с его лица на лед…» О самой крутой драке в истории хоккея
Прошло три матча и 301 день, если быть точным. У хоккеистов хорошая память. Они серьезно относятся к своей работе. Подход у них один — глаз за глаз, око за око. Это был час Х для «Детройта» — сейчас или никогда. Потребуют ли они сатисфакции за тот грязный и отвратительный игровой эпизод в последнем матче прошлого сезона, который окончился для них 29 мая?
Одно «Ред Уингз» знали точно — матчевая дисквалификация, которую выписали Клоду Лемье, была слишком мягким наказанием и уж никак не отвечала их взглядам на правосудие. Это понимал даже Игорь Ларионов, хотя был пацифистом среди громил. Именно поэтому все в хоккейном мире ждали финального противостояния.

«Мы тогда им уже трижды проиграли по ходу сезона и понимали, что это наша последняя встреча в регулярном чемпионате. После чего начнется плей-офф, где мы снова с ними встретимся, — объясняет Ларионов. — Когда-нибудь мы должны были их проучить и дать им понять, что наша команда так просто не сдастся.

Нам нужно было поставить точку в вопросе. И сделать это именно в том матче».

Каждый уважающий себя болельщик «Детройта» — да и большинство поклонников «Колорадо» — прекрасно знает, что произошло тем вечером 26 марта 1997 года. Вне всяких сомнений это был самый запоминающийся матч в 90-летней истории выступлений «Детройта» в НХЛ. Но немногие сходу назовут, с чего конкретно началась эта драма. Даже те, кто принимал непосредственное участие в тех событиях, видят в них иронию и не могут сдержать улыбку, вспоминая ту игру.

В конце первого периода Ларионов катил с шайбой в средней зоне, как вдруг почувствовал, что его кто-то ударил, затем еще и потом снова по шлему. И это были вовсе не дружеские хлопки. Бил неуступчивый Петер Форсберг, звездный центральный нападающий «Колорадо», который играл словно шведский Владимир Константинов. Ларионов думал, что прозвучит свисток, и судья выпишет Форсбергу штраф за такие действия клюшкой.

«Я контролирую шайбу. Она у меня на крюке. Судья, что, не видел этого? – возмущается Ларионов. — Тогда я и подумал: «Сколько он так будет меня лупить?» Надо проявить терпение. В такой игре нельзя удаляться, согласен. Но с другой стороны — а что мне остается делать, когда меня бьют один, два, три, четыре, пять раз? Что если судья этого не видит? Поэтому я решил развернуться и что-то предпринять».

Так он и поступил. Ларионов отпустил шайбу, развернулся и нанес левой крагой свой первый и последний удар в карьере, которая удостоит его места в Зале хоккейной славы. После этого он схватил Форсберга за шею, и они оба повалились на лед.

«А затем понеслась», — продолжает рассказ Лидстрем, находившийся тогда на площадке. Игроки быстро разбились по парам: Лидстрем схватил нападающего «Колорадо» Валерия Каменского, форвард «Детройта» Даррен Маккарти взял в оборот защитника «лавин» Адама Фута, но тут же уступил своего соперника Брендану Шэнахену. Самому Маккарти хотелось взять рыбку покрупнее. Когда Шэнахен занял его место в схватке с Футом, Маккарти бросился на поиски Лемье. К этому моменту 20 тысяч озверевших болельщиков уже были на ногах, безумно вопя в предвкушении.

Однако вместо того, чтобы принять бой, Лемье опустился на колени и обхватил руками голову. Маккарти сорвал с Лемье шлем и вихрем начал колотить его то левой, то правой. Прежде чем закончить избиение, Маккарти подтащил Клода к скамейке «Детройта», чтобы Дрэйпер полюбовался им во всей красе. Это была ужасающая картина — кровь рекой лилась с лица Лемье на лед.

20-тысячная «Джо» взревела, выражая свое удовлетворение. И это были еще цветочки. Глядя на то, как дерутся все десять полевых игроков, голкипер «Колорадо» Патрик Руа задумался, почему он стоит во вратарской и ничего не предпринимает. Он устремился в гущу событий и прыгнул на повернувшегося в его сторону Шэнахена. Они сцепились в воздухе и рухнули на лед. К этому моменту уже подоспел вратарь «Детройта» Майк Вернон, который охотно схлестнулся со своим визави в кулачном бою. Теперь уже у всех был противник.

Вратарское противостояние развернулось невдалеке от центрального круга вбрасывания. Вернон скинул ловушку, блин, и началась драка. Вернон был на 13 сантиметров ниже, но лучше махал кулаками. И в итоге разбил Руа все лицо в кровь. В том же состоянии были Форсберг и Лемье, которым потребовалась помощь, чтобы покинуть площадку. Лужа «колорадской» крови, вытекшая из Лемье, была прямо перед скамейкой «Детройта». Линейные арбитры пытались оттереть ее ото льда коньками, чтобы команды могли доиграть оставшиеся полторы минуты периода.

На четвертой секунде второй трети матча драка возобновилась. На этот раз Фут жаждал кровавого реванша в битве с Шэнахэном. Это была первая из пяти драк в этом периоде.

«У нас в составе было 20 солдат на ту игру. И нам нужен был каждый из них, – продолжает Ларионов. — Мы должны были выиграть ту битву. Выиграть войну. Мы проиграли три сражения, и это был последний бой перед плей-офф. Мы должны были заставить считаться с нами. Все в команде это понимали».

В перерывах между драками шел весьма добротный хоккей. «Детройт» проигрывал 3:5, но сумел забросить две шайбы в середине третьего периода и перевести встречу в овертайм. Победную атаку начал Ларионов. 

«Игорь сделал блестящий пас от синей линии, и мы с Маккарти укатили в небольшой отрыв, — вспоминает Шэнахэн хореографию атаки так, будто прошло всего две минуты, а не 20 лет. — Даррен был главной звездой матча. Невероятно, но именно он забросил победную шайбу».

То, что Маккарти сделал с Лемье в том матче, было историческим моментом в подъеме «Детройта». Но это не столь важно по сравнению с его голом.

«Выиграть тот матч было даже важнее успеха в драках, — считает Шэнахэн. — Не знаю сплотилась бы наша команда так же, не победи мы тогда».

Ларионов с этим согласен: «Все в команде внесли свой вклад в победу. Это в какой-то степени стало поворотным моментом для нас физически и психологически. И было доказательством того, что мы можем обыграть кого угодно».

При всем этом Ларионов признается, что у него были смешанные чувства по поводу того, что с него начался фейерверк в той встрече.

«Я в жизни никогда не дрался, и этой ситуацией тоже не горжусь, — объясняет он. — Но иногда нужно за себя постоять. Было здорово, что мы с этим разобрались и сбросили камень с шеи перед плей-офф. Мы показали всем, кто был на игре, и кто смотрел ее по телевизору, что «Детройт» просто так не сломить. Нас можно согнуть, но нельзя сломать».

«Это был важный момент для команды 1997 года, — считает Дрэйпер. — Это чувствовалось в раздевалке после игры».

Они заставили с собой считаться — в этом никто не сомневался. «Это вдохнуло в нас новые силы, потому что теперь мы знали, что можем обыграть «Колорадо», — считает Лидстрем. И добавляет: он, как и все партнеры по команде, был уверен, что через пару недель снова встретится с «Колорадо» уже в плей-офф.

И оказался прав…»


Оцените эту запись блога:
Финал Кубка Стэнли будет невероятным: команда-нови...
ЗАКУЛИСЬЕ ОЛИМПИАДЫ (35 ФОТО)

Читайте также: