БЕСПРОСВЕТНОСТЬ

БЕСПРОСВЕТНОСТЬ

Около 20-ти лет назад, во времена студенчества, подрабатывала я на каникулах продавцом в продуктовом магазине.

Одной из постоянных покупательниц была интереснейшая бабушка, любительница поговорить. Алевтина. Так и представилась: "Алевтиной зови".

Она приходила каждый день. Покупала печенье " с тремя дырочками" и чекушку "проклятой" для "проститутки своего", как величала она своего благоверного. История её жизни, рассказанная ею, глубоко запала мне в память, как грустная и безнадёжная история тяжёлой беспросветной судьбы. А руки у неё... растопыренные выкрученные негнущиеся пальцы. Я спросила, почему так? Она просто так ответила :" Да от лома... помойки на севере долбила... деньги зарабатывала.."

Сегодня, на остановке я увидела женщину в синем тулупе и с ломом, которая кайлила утоптанный за зиму снег, складывала в цинковое корыто снежные глыбы и тянула это корыто за верёвку к свалке. Я вспомнила Алевтину, история которой от первого лица хочу рассказать сегодня.

Алевтина: "В тайге мы жили. Отец лесник. До села через лес 8 килОметров. Мать злая была, била за что не попадя. Особенно старшую сестру Ладу. Уж такая хорошая девочка была Ладонька. Тихая, добрая, играла со мной, куколок шила. А мать как увидит, что лоскуты опять перевела, бьёт, и всё по голове старается. Мать мы боялись, не то слово. По хате ходили - глаза в пол, только б взглядом с ней не встретиться. Отец -то всё на заимке, приедет, с собаками, гостинцы привезёт, что в селе выменял, шкуры какие или рыбу...

Мы уж рады, значит мать добрая будет, нас не тронет при нём. Как отец мешок укладывать начнёт, лайка его чёрная взвизгивает от радости, невтерпёж собаке в лес опять. А я не знаю как отца упросить чтоб ещё побыл. Нееет, уедет и опять мать лютует. Пока ручей не замёрз , воду вёдрами с Ладой носим, по тропинке через лес, час идти примерно. Тяжело, а расплескать нельзя. Пол ведра принесёшь - излупит до кровавых соплей. А сестрёнку и того больше. И всё по лицу, по голове старается. Поленом или кочергой.

Вот так била она сестру, била и убила. Не сразу, не в час. Только Лада всё на головку жаловаться стала. Головка мол болит. Потом кушать стала плохо. Да и слегла совсем. Я сахарок сворую у матери, и сестрёнке. Ешь, мол, поправляйся. А она посмотрит на меня, сахарок возьмёт, скажет: " Алюшка, пригнись , дай поцелую." И сахарок мне в рот сунет и рот зажмёт. Такая вот была.. Отец фельшарицу привозил, та глянула, надо в город. А кто повезёт... Как снег сошёл Лада говорит". Вынесите меня на двор, весну посмотреть... умру скоро... больше не увижу." Отец заплакал, вынес. долго она сидела, уже и ножки замёрзли, не хотела в хату. " Тут бы помереть, на солнышке...дома темно, страшно". Вечером уже отец занёс её. А утром проснулись, она уж померла. Так то. Похоронили её в тайге. А меня осенью в интернат отправили учиться. А матери то ничего не было, нееет....А кто там дознаваться будет.

В 16 лет я из интерната домой не вернулась. Уехала учиться в город. Письмо отписала, мол не ждите. Не выучилась, где там...Работать стала. А потом вот на север уехала. За большой деньгой. Поселили в бараке. Дали спецовку , две пары верхонок, лом, лопату. И отправили помойки долбить. Канализации не было. Бараки вокруг. Помои в вёдрах выносили и лили на помойку, а мы это долбили, в машину загружали...Так работали. Там я со своим проституткой и познакомилась...

Да, проститутка он и есть. Подселился ко мне, пока я на работе, прибегит в обед, соседку отдраит. Соседка уехала, на её место другая...он и её. Да я не знала...как узнала - выперла. Сама приду с работы, холодно, пока натопишь печку, уже и есть не хочется, лягу на койку, тоска возьмёт, плачу... Подруга говорит, ребёночка надо...Да кааавооо уж. Аборт то когда делала, на другой день на работу вышла. Попростудила всё. Детей не будет. Да оно и к лучшему. Мыкались бы только. А подруга - то родила, дура. Да, потому что дура и есть. Жизнь - то какая была, беспросветная... Нет, приспичило ей, родила. И через два года от туберкулёза сгорела. Мальчик со мной остался. Комнату нам большую дали, отдельную, тёплую. Стали жить. Вечером, после работы ляжем на койку, он к стеночке, чтоб не упал, и книжку мне суёт - читай. Я читаю, читаю, и усну. Уставала, что уж. А проститутка женился, кобель.

Через 5 лет и я заболела. Туберкулёз. Совсем плохая была. Мальчишку забрали. Как он плакал, бедный, как просил : "Мама , не отдавай меня, я с тобой поеду!!!" А куда со мной.. я помирать поехала, домой, в тайгу. Хотела чтоб рядом с Ладонькой меня...с ней лежать хотела, в своей земле... А нет, не пришлось. Отец меня выходил. Как? Жиром медвежьим, барсучьим, собачьим...8 собак за 3 года забил, хороших лаек. Ну и порошки давал какие -то. И через 4 года я вернулась назад.

Про мальчишку спросила, сказали в Иркутск увезли... Опять в общем бараке поселили, через год только комнату дали. А там и проститутка вернулся. Приняла, конечно. Другого не встретила, а он вроде на чужой земле один родной оказался... Жили, работали. Подкопили денег и сюда рванули. Купили домишко. Маленький, гнилой. Цен не знали ж, а люди как узнали что мы с севера, сразу цену задрали. Ну и мы поторопились, купили. А третьей весной - половодье, поплыли мы, нижние венцы размыло, дом повалился. Вот - в общежитии комнату дали. Рядом с туалетом. На квартиру на очереди стою, 12 лет уже, к мэру хожу раз в неделю, дааа, охрана не пускает, а я иду, что, говорю, драться с хромой бабкой будете что ли? Они, нет, мол его, говорят. 

Ничооо, я подожду. зайду, а он сидит, улыбается, здрассте, говорит Алевтина Гавриловна. Вот посидим, поговорим. Где квартира? - Нет квартиры. А когда будет, помирать уже скоро, небось в моей квартире живёт уже кто. Вот сегодня ходила тоже...в следущем году обещал дать....Доживу или нет. Проститутка то, мой доживёт, хрена ему сделается...А мальчик? Не искала, нет. я ж когда на север вернулась, пока комнату дали, ему уж годков 13 было.. Может усыновил кто, он красивый, умненький...сейчас 37 лет ему уже. Зачем искать...Нет, не буду. Стоит ли сердце бередить. Он ведь думает что умерла я...

Дай мне шпроты и две чекушки, одну сразу дам, другую вечером.Он же проститутка, выпьет, спать завалится, к ночи подымется, покою не даст, вот тогда вторую. А сразу две нельзя, нет, он же до того паскудный станет, начнёт молодость вспоминать, да такие наплетёт сказки, прям орёл... косоглазый. А мне что эта молодость... помойки эти, здоровье угробила, ничччё не нажила. Даааа...с утра счастья не было, к вечеру не жди...Дай мне ещё, девонька, печеньица этого... с тремя дырочками..."

Квартиру Алевтина, конечно, не дождалась. Как и, впрочем, её старик, переживший Алевтину на 6 месяцев, и уснувший навсегда в крепком хмелю, после поминок.


БЫЛО ВРЕМЯ...
СПАСЕНИЕ КОТЯТ В МОНРЕАЛЕ

Читайте также:

ЕЩЁ ПОЧИТАТЬ

 

 

СЕЙЧАС СМОТРЯТ

 

 

МОЖНО ПРОДОЛЖИТЬ