Стоктон. Город, где людям раздают деньги

f7b7eb81587211.5d03b6ae9212f

Просто так.

Заслуживает ли Мэгги Денанг общественных денег? А что насчет Томаса Варгаса?

Денанг и Варгас — жители Стоктона, города с высоким уровнем бедности недалеко от Силиконовой долины. Они также являются участниками широко разрекламированного проекта — 130 горожан в течение 18 месяцев получают 500 долларов в месяц и используют их по своему усмотрению. Эксперимент поднимает вопрос о том, достойны ли подобные люди наличных денег без всяких условий, стоит ли обеспечить безусловный доход лишь нуждающимся или вообще всем.

Сторонники программы утверждают, что ее участники правильно распорядились своими ресурсами. Они использовали деньги, чтобы улучшить свою жизнь, оплачивать счета и планировать будущее, а город получил небольшой экономический стимул. Но у проекта есть амбиции перенести эксперимент на всю страну. Авторы хотят на примере Соединённых штатов доказать, что в наш век капиталистического избытка и страха автоматизации, поляризованной политики и растущего социализма люди вполне способны самостоятельно управлять финансовыми ресурсами, стоит им только немного помочь.

Проект SEED является детищем мэра Стоктона Майкла Д. Таббса и Проекта экономической безопасности. К участникам предъявлялся ряд требований: получатели должны были быть взрослыми жителями Стоктона со средним доходом на уровне или ниже среднего по городу — 46463 доллара в год. SEED отправил письма случайно выбранной группе домохозяйств, удовлетворяющих этим критериям, а затем выбрал случайным образом группу лиц, которые откликнулись на инициативу. В феврале участники начали получать 500 долларов в месяц на дебетовые карты. Они могли использовать деньги так, как хотели, а исследователи изучали их жизнь. Несколько участников начиная с этой недели получили возможность побеседовать со СМИ.

Денанг поначалу была в шоке от внезапно свалившихся на неё денег. Они появились в её жизни как раз вовремя. Уроженка Северных Марианских островов, она работала сертифицированной помощницей медсестры до того момента, как проблемы со здоровьем побудили ее уйти с работы и сосредоточиться на волонтерской деятельности в местном общественном центре. В прошлом году её муж работал на переработке морепродуктов на Аляске. Заработная плата составляла всего 9 или 10 долларов в час, сказала она мне, но со значительным потенциалом для сверхурочных.

Затем, однажды в июне, она не смогла до него дозвониться. Прошло три долгих, пугающих дня, прежде чем медсестра позвонила ей, чтобы сказать, что ее муж был переведен в Анкоридж -с ним случился инсульт. Когда она воссоединилась с ним, то нашла глубоко изменившегося человека, который до сих пор страдает от мини-приступов, паралича и проблем с речью и подвижностью.

Поскольку это Соединенные Штаты, медицинская помощь для семьи быстро превратилась в финансовую проблему. Денанг не имела дохода. У ее мужа не было дохода. До SEED они получали 244 доллара в месяц по выплате пособий по инвалидности от штата и 850 долларов в месяц по федеральным выплатах по инвалидности, что означало, что они опустились ниже черты бедности.

«Это благословение» — говорит Денанг о SEED, рассказывая о том, как помощь в 500 долларов в месяц помогла им покрыть свои счета и дала время записать мужа в программу социального обеспечения по инвалидности, дабы жена могла стать его потенциальным опекуном. По словам женщины, они экономно расходовали каждый доллар: к настоящему моменту нее все еще оставалось 88 долларов с прошлого месяца после трат на еду и другие предметы первой необходимости. Она отметила, что она и муж не обращались за всеми государственными пособиями, которые они, вероятно, могли получить.

Для Варгаса деньги были не столько страховым полисом, сколько капиталовложением. Отец и муж, который работает менеджером в логистической компании, Варгас сказал мне, что он использовал помощь на летние уроки для своих детей, и у него были планы получить дополнительное образование для себя и создать инвестиции, которые позволили бы обеспечить пассивный доход для семьи. Мужчина отмечает, что дополнительные деньги позволили ему отказаться от некоторых подработок, которые он взял, чтобы оплачивать счета семьи, например, ремонт машин по вечерам и труд разнорабочим на выходных. «Теперь у меня больше времени на семью» — говорит он. «Я читаю сказки на ночь и узнаю, чем занимались дети в школе. Это очень важно для меня».

И Варгас, и Денанг снова и снова подчеркивали, насколько осторожны они были с полученными деньгами. Оба разработали подробные планы как использовать деньги и что делать, когда платежи прекратятся. Оба подчеркнули, что они тратят их только на предметы первой необходимости или инвестиции. Мне кажется, они поняли, что общественность будет внимательно следить за тем, как люди в Стоктоне используют деньги, так же, как и многие общественные бенефициары. Варгас сказал мне, что хочет поговорить со СМИ, показать проект Стоктона в позитивном свете и помочь людям понять эксперимент. Денанг говорит, что поддерживает подобные инициативы, но обеспокоена тем, что если все получат такие деньги, некоторые потратят их на такие вещи, как алкоголь.

Но что, если бы подавляющее большинство людей, если бы у них была такая возможность, распоряжались деньгами правильно, как Денанг и Варгас? Что, если государственная политика основывалась бы на доверии и отсутствии суждения?

SEED хочет воплотить в реальность предположения о том, что просто раздача денег людям гуманна и экономически эффективна, в отличие от ваучеров, талонов на питание или сложных налоговых льгот. Концепция — часто называемая гарантированным доходом, безусловным доходом или универсальным базовым доходом — может показаться надуманной. Но неё достаточно сторонников. SEED — один из нескольких пилотных проектов типа UBI, работающих в Соединенных Штатах и ​​по всему миру. И многие демократы настаивают на коренной социальной реформе, в том числе сенатор и возможный кандидат в президенты США от демократов в 2020 году Камала Харрис.

Социальная политика Америки не особо полагается на доверие, как и многие некоммерческие и благотворительные организации. Многие штаты предусматривают для получателей социальной помощи тестирование на наркотики. Правительство ограничивает то, что люди могут покупать на продовольственные талоны (например импортный сыр), а ряд законодателей штатов выдвигает положения, которые не позволят подобным семьям покупать предметы роскоши, такие как стейки и лобстеры, а также нездоровую пищу. Но исследование показало, что деньги не приводят к тому, что семьи потребляют больше порочных товаров, таких как сигареты и алкоголь. В целом, программы денежной помощи, как правило, увеличивают благосостояние самых бедных семей, а в некоторых случаях позволяют им делать вложения в доход в будущем. Другими словами, когда люди получают наличные, то как правило они ведут себя как Варгас и Денанг.

И быть может правительству и частным донорам следует позволить подобным людям использовать социальные деньги по своему усмотрению. «Как вы можете занимать выборную должность, если не готовы доверять жителям, которые проголосовали за вас?» — говорит Таббс, мэр Стоктона.


Цитаты Ошо

Читайте также: