«Смертная казнь – это преступление». Почему люди становятся агрессивней?

«Смертная казнь – это преступление». Почему люди становятся агрессивней?

Криминолог рассказал о факторах, способствующих росту жестокости среди населения.

В глобальном рейтинге миролюбия Россия заняла место в самом низу, вместе с Сирией, Сомали и Афганистаном. Кажется, что люди действительно стали совершать более страшные преступления. Руководитель Санкт-Петербургского центра девиантологии Яков Гилинский уверяет, что идёт глобальное ожесточение.

Общественная шизофрения

– Яков Ильич, читаю криминальные новости – волосы встают дыбом от жестокости преступников. Не перешло ли количество в качество?

Яков Гилинский: – Жестокость людей была, есть и будет. Но сейчас происходит некое ожесточение сознание. С 70-80-х годов мы живём в так называемом обществе постмодерна. В нём идут небывалые ранее процессы. Никакой классовой структуры, вместо этого фрагментарное общество, состоящее из отдельных групп, причём у каждой свои представления о том, что дозволено, а что нет. Наша жизнь пропитана цифровыми технологиями. Люди начинают их использовать с раннего возраста. Происходит глобализация экономики, политики, технологий и преступности. Происходит «ускорение времени». Это приводит к тому, что психологи называют шизофренизацией сознания в постмодерне. Рост агрессивности и жестокости – это проявление изменения сознания множества людей.

– Увеличение случаев семейного насилия – тоже результат шизофренизации?

Оно было всегда, просто сейчас об этом больше говорят. Плюс, с давних времён у нас абсолютно неправильное отношение к детям. Знаменитая российская мера воспитания – ремень – недопустима в нормальном обществе. Более того, уголовно наказуема в Европе. Во многих странах немыслимо сказать, что можно ударить ребёнка, а у нас популярно «как же не бить?». Это страшное домостроевское сознание, последствия которого очень печальны. Есть исследования, которые доказывают, что если ребёнок подвергался физическим наказаниям в детстве, то велик риск, что он станет насильственным преступником.

К слову, в Японии, где детям-дошкольникам разрешено всё – самый низкий уровень убийств.

– Говорят, что женщины-преступницы более жестоки, чем мужчины. Почему? 

– Это миф. Мужчины совершают убийства гораздо чаще и с такой жестокостью, на которую женщины не способны. Но интересно, что среди мужчин доля покушений больше – взбеленился, напился, ударил и забыл. А вот если дама решила убить, то доводит дело до конца, доля покушений у женщин – минимальна. Зато по присвоениям и растратам они перегоняют мужчин. Не потому, что транжиры, а так как чаще занимают должности, где есть возможность это сделать – кассиры, продавцы, кладовщики, бухгалтера.

– Что же толкает людей на преступления, помимо воспитания – идея, распущенность, нужда?

– Один из самых криминогенных факторов – экономическое неравенство. А по нему Россия занимает первое место в мире. Если в 2016 году 1% населения в мире владел 52% всех богатств, то в России он обладал 74,5%. Также огромное значение имеет возможность работать, получая за это достойную оплату. А если люди не заняты, то начинают употреблять алкоголь, наркотики. При этом 70% насильственных преступлений происходит именно в состоянии опьянения.

Ещё один фактор – потребность в самоутверждении. Особенно у молодых людей. Они могут удовлетворять её через творчество – танцевать, рисовать, заниматься спортом и т. п. А если такой возможности нет, то посредством кулака, обворовывая магазины и людей. 

Основную массу уличных преступлений совершают подростки, молодёжь. Однако они ушли в Интернет, где самоутверждаются через игры и киберпреступность. Зачем идти с ножом на улицу и рисковать ради 100 рублей, если, сидя за компьютером в России, можно снять миллионы в США?

– Разве компьютерные игры не порождают насилие?

– Ничего подобного, всё наоборот. Эмпирическое исследование двух американских университетов выявило, что когда выходят новые компьютерные игры, уровень преступлений сокращается на 30%, так как молодые люди увлечены новой «стрелялкой».

Смертная казнь порождает насилие

– Есть утверждение, что человек – это хищник. Может быть, жестокость у нас в крови?

– Ни в одном животном мире нет массового уничтожения сородичей. Там есть биологический запрет на внутривидовое убийство. Если два волка дерутся и один чувствует, что его побеждают, он подставляет глотку под клыки противника и схватка немедленно прекращается. Из тысячи случаев драки у обезьян смертью заканчивается только один. А у людей это часто практикуется – сожжение ведьм, смертная казнь, войны. Насилие среди животных носит только узко инструментальный характер – борьба за самку, еду, защита детёнышей. У людей огромное количество поводов – просто так, по пьянке, куражу ради, не так посмотрел, чёрный, рыжий, не согласен с моим мнением и так далее.

– Неужели человечество не научилось сдерживать свои порывы в процессе эволюции?

– В чём-то да, а в чём-то нет. 1000, 200, 100 лет назад не было оружия массового поражения. Не было разговоров на уровне высоких политиков о превращении мирных жителей в ядерную пыль. Возможно, внутри семьи, коллектива мы стали гуманнее и либеральнее. А в целом, боюсь, наоборот. С этой точки зрения, возможен омницид – самоуничтожение человечества.

– Наши депутаты частенько вспоминают о смертной казни как панацее от убийств, коррупции. Суровое наказание – залог безопасности?

– Возращение смертной казни - это преступление. Ещё в XVIII веке итальянский мыслитель, правовед Чезаре Беккариа говорил о том, что недопустимо бороться с убийствами убийством. Мировые исследования доказали, что это наказание не снижает, а увеличивает количество преступлений. Жестокость государства поощряет жестокость людей. При этом всегда есть невиновные, которых по ошибке приговаривают к высшей мере. У Карла Маркса есть статья, где наглядно показано, как после приведения приговора в исполнение происходит вспышка преступлений. Когда в своё время в Аргентине, Австрии отменили смертную казнь, сразу же снизилось количество преступлений, за которые она полагалась. А эксперимент в Великобритании показал, что за пять лет приостановления смертной казни количество соответствующих преступлений не увеличилось, и смертную казнь отменили. То же самое произошло и в России. По статистике ООН, в странах Европы, где нет смертной казни, количество убийств значительно меньше, чем в Африке и Америке, где она есть.

Повесить могли даже за незначительный проступок. Четвертовать или повесить? Как и за что в России казнили преступников К слову, опросы в Петербурге показали, что среди сторонников смертной казни больше женщин. Возможно, они полагают, что это защитит их семьи, детей и близких от опасности.

– Зависит ли уровень преступности от размера населённого пункта?

Ситуация в мегаполисах с большим слоем интеллигенции и среднего класса всегда лучше. Но есть общесоциальные методы сокращения преступности. Во-первых, снижение социального и экономического неравенства, создание социальных лифтов. Каждый ребёнок должен самоутверждаться в чём-то позитивном, гарантированно получать образование, потом работу. У нас эти лифты немножко сохранились в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге. И то не для всех. Во-вторых, необходимо менять сам образ жизни, пропагандировать, прививать гуманное общественное отношение, основанное на любви, поддержке друг друга. Во всяком случае не причинять физические и психические страдания. Сосредотачиваться не на поиске врагов и различий, а на поиске объединяющих идей. Противодействие преступности (никакой борьбы, я запрещаю произносить это слово студентам!) - это не столько правоохранительная, сколько экономическая, социальная задача.


Подростки, социальные медиа и технологии 2018
КАК ВЫЖИТЬ В ОДНОЙ КВАРТИРЕ С СОСЕДОМ?

Читайте также:

 

 

 

МОЖНО ПРОДОЛЖИТЬ