СТО ЛЕТ ВМЕСТЕ. ЮБИЛЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ

СТО ЛЕТ ВМЕСТЕ. ЮБИЛЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ

Все мы любители круглых дат. Сто лет — звучит как приговор с правом на величие. Так что же, Красной армии сегодня исполнилось бы ровно столько.

Но нет уже той страны. Нет и её армии. Остались наследники, их споры и ссоры. То, что строилось на века, прожило не так долго. А всё потому, что названия не важны. Они забываются, исчезают в истории. Суть ведь в другом. В героизме людей. Этим стоит всегда восхищаться. И тут не важно, какая страна, какое название у организации. Главное — сражаться за правое дело. «Делай что должно, и будь что будет», — как говорил Лев Николаевич Толстой. Образ Красной армии — это творение искусства. Над ним работали лучшие мастера. Этот образ постоянно менялся, прежде чем приобрести действительно великую форму.

Создание мифа

Люди любят простые истории. На этом строится почти всё творчество Голливуда. Добро всегда побеждает зло. Давид всегда сильнее Голиафа. Красной армии нужен был миф. Нужно было оправдать её народность и повысить боевой дух войска. Практика показала, что надежды большевиков на «пролетарскую» Красную Гвардию не оправдались. Из-за революции восточный фронт окончательно развалился. Войска 8-й германской армии занимали один город за другим и не встречали никакого сопротивления. По воспоминаниям Антонова-Овсеенко, как только «красногвардейцы» узнали, что отныне им предстоит уже не грабить столичные магазины и винные погреба, а идти на фронт воевать с немцами, многие из них побросали оружие и разошлись по домам. Тогда на помощь и был призван миф. Все ведь знали, что в древности были великие богатыри. Виктор Васнецов уж точно знал. По его эскизам ещё в 1915 году разрабатывалась форма для парада победы русских войск в Берлине и Константинополе. Парада не случилось. Зато форма пригодилась. Правда, была она неудобной, явно непригодной для полевых условий. Зато на плакатах смотрелась круто и патриотично. В такой форме и задохлик мог себя богатырём почувствовать. Ещё Пабло Пикассо говорил: «Искусство — ложь, которая делает нас способными осознать правду». Над ложью в виде формы для новой армии работали лучшие деятели искусства: и Виктор Васнецов, и Борис Кустодиев. С Кустодиевым вообще история забавная. Он ещё в 1915 году портрет императора Николая II на фоне храмов Кремля писал, а пять лет спустя создал гимн революции: свою картину «Большевик». Это гигант, он шагает по людям, с гордым лицом, неся красный флаг. Этот большевик даже больше церкви. Он весь мир может легко обойти. Такая говорящая идея мировой революции. Все люди лилипуты, Большевик — Гулливер.

Развитие и распространение

Ладно, с Кустодиевым всё просто. Дальше было ещё интереснее. Умер Ленин. Нужен был новый миф. Художники снова взялись за дело. Ведь умер вождь! Нужны были почести. Гробница отличная, образ приличный. До революции Климент Редько писал иконы.Стране нужны были такие мастера. Вот он и создал своё полотно «Восстание» — икону нового времени. В центре у нас лики главных святых: Ленин и компания. Чем больше фигура, тем выше пост. Сталин, тихий середнячок, приютился с трубкой. Вождь в будущее зовёт. Будущее в виде красного здания завода на горизонте. А вот и она, ромбом вокруг, та самая народная Красная армия. Безликие люди: мужчины, женщины, музыканты — охраняют лидеров революции от врагов со всех четырёх сторон. Но у нового руководства страны авангард был не в чести. Соцреализм победил всюду. Довольные героические лица защитников коммунизма смотрели теперь на зрителей со всех полотен. Впрочем, у любого правила есть исключение. В данном случае без него тоже не обошлось. Был такой художник Александр Дейнека. Я думаю, он создал лучший образ защитника родной земли.

Битва добра и зла

Эту картину не раз упрекали за её излишнюю религиозность. Говорили, что Дейнека отошёл от канонов соцреализма. Но здесь перед нами образ того, как должен выглядеть настоящий защитник. Это не просто венный в форме. Это тот, кто сражается со злом.
Тут важно понимать историю. Художник начал работать над картиной в феврале 1942 года, после того, как увидел фотографии разрушенного Севастополя. Он работал над этим полотном всего шесть месяцев, не отрываясь, как заведённый. Впоследствии Дейнека вспоминал: «Шла тяжёлая война. Была жестокая зима, начало наступления с переменным местным успехом, тяжёлыми боями, когда бойцы на снегу оставляли красные следы от ран и снег от взрывов становился чёрным. Но писать всё же решил… “Оборону Севастополя”, потому что я этот город любил за весёлых людей, море и самолёты. И вот воочию представил, как всё взлетает на воздух, как женщины перестали смеяться, как даже дети почувствовали, что такое блокада. Моя картина и я в работе слились воедино. Этот период моей жизни выпал из моего сознания, он поглотился единым желанием написать картину». Тогда, в 1942 году, было ещё не понятно, кто победит в войне. Летнее наступление Красной армии не увенчалось успехом, а вот немецкие войска дошли до Волги. Севастополь был потерян. На картине Дейнеки изображены мертвецы. Все эти матросы в белоснежных робах погибли. Они — воины добра, сражающиеся до последнего за то, во что верят. Это их безнадёжная попытка хотя бы своими телами закрыть адскую брешь, из которой вылезли все эти черти в серой форме. Уже пылает небо, разрушен сам город. Матросов совсем немного, а немцев — бессчётное множество. Это момент абсолютного отчаяния. Момент, когда умирает последняя надежда. Это видно по лицу матроса в центре. Но он не может сдаться. Он должен идти до конца. Столкнуться в бою с наставленными на него вражескими штыками. Эта картина — не гимн Красной армии. Это рассказ о тех, кто умер в борьбе со злом. У этих войск нет юбилея. Они существуют с начала времён.


Оцените эту запись блога:
СВОБОДНАЯ ЛЮБОВЬ В ДРЕВНЕЙ РУСИ