Снимки Клаудии Джарес (10 фото)

d6c9eaf485dd

Представители ЛГБТ-сообщества.

В странах Латинской Америки сейчас принимают прогрессивные законы в отношении ЛГБТ+, но очень часто этих людей преследуют и убивают. На фотосессиях у Клаудии Джарес они могут не бояться показать себя.

Эротика и театр, бурлеск и драма переплетаются в портретах аргентинки Клаудии Джарес. Ее фотокнига «Темные слезы», вышедшая этим летом в издательстве The New Press, представляет собой откровения людей из самых разных социальных слоев: все герои имеют общий знаменатель — сексуальное поведение, которое в Латинской Америке считается «нетрадиционным».

Создавая безопасное пространство для самовыражения, фотограф разрешает героям устраивать их собственный театр. Грим и костюмы, неожиданные места съемок и лишенный запретов эротизм показывают людей ЛГБТ+ вне социальных рамок и условностей.

«Каждый из нас — набор картинок. Изображений, которые мы можем и не видеть, — говорит сценаристка Илеана Заза в комментарии к автопортрету самой Клаудии. — Любая фотография — это жизнь, но не только запечатленного в кадре героя. Это жизнь как того человека, который нажимает на кнопку спуска затвора, так и того, кто будет позже рассматривать получившийся снимок. Жизнь одной тысячной секунды, попавшая в ловушку вечности». 

Клаудия Джарес:

В «Темных слезах» я стараюсь найти красоту там, где чаще всего встречается лишь боль. Название проекта связано с одной из опубликованных в книге историй — историей Фионы. Фиона намеренно использует чрезмерно выразительный грим для процесса перевоплощения, который на испанском называется montarse — «наносить грим», то есть конструировать свою истинную идентичность. Без него Фионе кажется, что она ненастоящая.

Когда я увидела, как по ее нежным щекам «текут» огромные черные слезы, я почувствовала себя свидетельницей сильнейших страданий, но в то же время — чистейшей красоты, рожденной болью. По окончании съемки меня переполняли эмоции, ощущение было похоже на тошноту, на катарсис. Но я не хочу, чтобы у людей, рассматривающих мои фотографии, наворачивались слезы, наоборот — пусть изображения передают творческую энергию, которой мы наполнялись во время съемок. 

Несмотря на то что персонажи «Темных слез» представляют самые разные миры и взгляды на жизнь, у большинства из них есть художественный дар. Некоторые — дети театра, для других артистизм — естественная часть их характера.

Эротизм либо есть в человеке, либо нет. Нередко я сама «выманивала» его на свет, пытаясь показать сексуальность, чувственность, базовые побуждения. Как фотограф я обнаружила, что самым мощным языком является именно язык эротизма. Интрига и тайна, связанные с эротическим аспектом моих снимков, позволяют зрителям лучше почувствовать образы — и для меня это важнее всего. 

Я много работала с женщинами, всегда привнося в фотографии легкую эротическую чувственность. Мне все равно, красивы модели или не очень, но если в их глазах нет чего-то особенного, снимок не получится.

Фотографирование требует безграничного доверия — без него изображения не смогут рассказать правду. И я всегда благодарна моим героям, если между нами возникает естественная связь и я понимаю, что им комфортно и спокойно. Независимо от гендера, намерений или желаний — речь о том, чтобы почувствовать фотографии. А эротика, как показывает история искусства, очень этому способствовала. Она определенно дает ключ к стимулированию наших чувств, ума и тела.

Моим зрителям и друзьям нравится видеть по ту сторону объектива художницу. Я обожаю перформансы, театр и танцы; мне нравится работать и с собственным образом — когда я снимаю автопортрет, то всегда стараюсь сделать его настоящим, правдивым. Ограничиваю ли я себя в чем-либо во время съемки? Есть ли у меня табу? Не думаю. Разве что пара сдерживающих факторов, моих личных кодексов. В целом я стараюсь следовать желаниям, которыми со мной делятся герои съемок. Я трудолюбивый человек и к фантазиям и удовольствиям других отношусь с уважением.

Театральность всегда была присуща моей фотографии. Я создаю истории, работаю с людьми, которые соглашаются играть перед камерой — иногда впервые в жизни. Я стараюсь разбудить в героях снимков их творческую составляющую — и мне это удается, ведь искусство является лекарством от многих травм. 

Работать с моими героями порой весело и безумно, порой грустно, но это всегда очень много эмоций. Чудесно наблюдать тот самый момент, когда человек перед объективом чувствует, что доволен собой, что его или ее принимают такими, как есть, без давления, — именно тогда начинается настоящая битва. Мои герои в курсе, какая мерзость творится в нашем обществе, но они находят в себе силы двигаться дальше. Их ничто не остановит, неважно, будет их позиция выражена в искусстве или нет. Это факт.

В проекте я не стараюсь играть роль терапевта, но я действительно поощряю в своих героях свободное выражение себя — как через тело, так и через эмоции; как красоту, так и боль. Поэтому наши съемки всегда очень эмоционально заряжены. Во время работы я стараюсь поддерживать с людьми зрительный контакт, взгляд раскрывает характер, и дальше все идет естественным образом, само по себе. Связь возникает немедленно.

Для каждой ситуации на съемках я стараюсь создать определенное настроение, и мне важно, чтобы герои воспринимали ее как пространство, знакомое и безопасное для свободного самовыражения. Я хочу, чтобы в портретах они увидели отражение их подлинного «я». 

Меня всегда интересовали чувственные образы и все, что с ними связано: предметы, одежда, обувь — все, что может вдохновлять. В моей комнате было море фотографий женщин и мужчин, музыкантов и актеров. Рассматривая их, я придумывала самые необычные сцены съемок. Это было мое королевство, мое убежище, где могло произойти что угодно — на что была способна невинно-извращенная фантазия подростка. Меня интригует все неявное, темное, будто бы дремлющее где-то внутри. Люди, которых я фотографирую, понимают, что я чувствительна к их потребностям, будь то портрет, фотосессия или эротический сеанс.

Всех героев «Темных слез» объединяет борьба за принятие. Общество, где сегодня правят религиозные институты и политические партии, наносит гигантский ущерб: оно убивает, мучает и преследует людей, не соответствующих его консервативным взглядам, особенно представителей ЛГБТ. Но несмотря на дискриминацию и насилие, мы можем дать отпор.

Я с оптимизмом смотрю на способность нового поколения бороться за право каждого быть тем, кем он хочет. Дискриминация людей, которые просто хотят чувствовать себя комфортно в собственном теле, — это средневековье.

Многие продолжают усердно трудиться в рамках социальных движений, возглавляемых писателями, музыкантами, актерами, журналистами и всеми, кто проявляет новую степень открытости в вопросах сексуальности, и это прекрасно. Общество меняется на благо всех, и я верю в эволюцию мысли человека.


Снимки Уолтер Чандоха (35 фото)
Астроснимки Лео Респландора (25 фото)

Читайте также: