Великий заговор вокруг лампочки

Image-30

В тёмном углу пожарной станции № 6 в Ливерморе (штат Калифорния) висит поистине удивительный предмет – лампочка. Это, однако, не совсем обычная лампочка.

Её начали использовать в 1901 году, и с тех пор она горит почти непрерывно (были моменты, когда она гасла по разным причинам) вот уже на протяжении 120 лет. Ливерморская «Столетняя лампочка» стала чем-то вроде местной достопримечательности. В 2001 году город решил устроить праздник в её честь, на котором присутствовало более 1000 человек. У лампочки даже есть собственная веб-камера, так что любой человек в мире может понаблюдать за тем, как она горит.

Ливерморская «Столетняя лампочка» была изобретена французом Адольфом Шале в 1897 году и изготовлена на заводе Shelby Electric Works в Шелби (штат Огайо). Согласно патенту, улучшения, которые внёс Шале в дизайн лампочки, включали толстую вольфрамовую нить, которая была короче и прочнее, чем в предыдущих моделях, а также приплюснутую головку, которая рассеивала свет.

Сегодня лампы накаливания оказались в значительной степени вытесненными компактными люминесцентными и светодиодными лампами, однако «Столетняя лампочка» заставляет задуматься над тем, почему современные лампочки не такие долговечные? Удивительно, но ответ кроется вовсе не в сложном и непостижимом взаимодействии экономических сил, а в самом настоящем тёмном сговоре при участии картеля Phoebus.

Начало 1920-х годов было одновременно великим и ужасным временем для производителей лампочек, поскольку электрификация мира привела к тому, что потребители стали покупать лампочки с невероятной скоростью. Однако этот бум имел свою цену, поскольку сотни небольших производителей лампочек появились по всему миру, увеличив конкуренцию и уменьшив долю рынка других компаний. Более того, технологии не стояли на месте и достигли такого уровня, что некоторые лампочки работали до 2500 часов. Это была самая настоящая катастрофа для таких производителей, как немецкая фирма Osram, продажи которой упали более чем на 55% в период с 1922 по 1923 год. Стремясь стабилизировать рынок и обеспечить надёжную долгосрочную прибыль, в канун Рождества 1924 года глава Osram, Вильгельм Майнхардт, собрал крупнейших в мире производителей электрических лампочек (включая Philips (Нидерланды), Associated Electrical Industries (Великобритания), Compagnie des Lampes (Франция), Edison (Китай), Tokyo Electric (Япония) и бразильский и мексиканский филиалы General Electric), чтобы сформировать группу, которая стала известна как картель Phoebus.

Цель Phoebus состояла в том, чтобы «обеспечить сотрудничество всех сторон соглашения и выгодную эксплуатацию их технологических возможностей при производстве лампочек, поддерживать высокое качество, повышать эффективность электрического освещения и увеличивать потребление света в интересах потребителя».

Но на практике деятельность картеля не имела ничего общего с пользой для потребителей; группа делала всё возможное, чтобы минимизировать конкуренцию и увеличить прибыль. Картель устанавливал мировые цены на лампочки и строгие производственные квоты для своих членов, налагая непомерные штрафы на любого, кто осмеливался не подчиняться. Даже несмотря на то, что улучшение технологий снижало производственные издержки, цены оставались стабильными, что позволяло картелю получать постоянно растущую прибыль. Но самым коварным было то, что Phoebus искусственным образом ограничивал качество электрических лампочек, ограничивая их срок службы до 1000 часов. Члены картеля делали акцент на количестве ватт, однако их истинной целью было увеличить число лампочек, потребляемых клиентами в год. Все компании должны были сдавать свою продукцию на тщательную проверку в центральную лабораторию в Швейцарии, причём любой, кто превышал 1000-часовой стандарт, облагался штрафом. В период с 1926 по 1933 год средний срок службы лампочки упал с 1800 до 1200 часов, а к 1934 году ни одна доступная на рынке лампочка не работал более 1500 часов. Между тем, члены Phoebus радовались увеличению продаж в пять раз. Это было одним из первых крупномасштабных применений стратегии планового устаревания – практики преднамеренного проектирования продукта, при котором он перестаёт работать или требует замены через определённый период.

Однако, несмотря на то, что картель Phoebus контролировал мировой рынок лампочек, к 1930-м годам он начал распадаться. Как это часто бывает, его члены не смогли поделить рынок, поэтому снижали стоимость и увеличивали срок службы лампочек вопреки установленным стандартам. Истечение срока действия патентов General Electric на электрические лампочки в 1930 году открыло рынок для компаний, которые не были членами Phoebus, а General Electric оказалась объектом нескольких антимонопольных исков, что ещё больше ослабило картель. Но последним гвоздём в крышку гроба стало начало Второй мировой войны, что сделало дальнейшее сотрудничество между членами картеля невозможным. В 1940 году организация была официально распущена.

И хотя его деятельность продолжалась всего 15 лет, картель Phoebus оказал существенное влияние на 20-й век. Лампочки в соответствии со стандартами, которые он принял, продолжали производиться ещё долго после войны, и лишь немногие модели могли похвастаться большим сроком службы, как до 1924 года. В 2019 году модель Phoebus возродилась в виде National Electrical Manufacturers Association (Национальная ассоциация производителей электрооборудования), организации, представляющей крупнейших производителей лампочек – GE, Signify и Sylvania. Она успешно лоббировала Министерство энергетики США, чтобы отменить закон от 2007 года, который призывал к постепенному отказу от обычных ламп накаливания до 2020 года. Но, пожалуй, самым великим наследием картеля Phoebus является принцип планового устаревания, который применяется почти к каждому потребительскому продукту на современном рынке, начиная от автомобилей и одежды и заканчивая смартфонами и светодиодными и компактными люминесцентными лампами.

Бонусные факты

1. Картель Phoebus проявил осторожность и не стал публично заявлять о том, что применяет стратегию запланированного устаревания, однако другие не испытывали подобных угрызений совести. Например, в 1932 году, когда мир погрузился в Великую депрессию, Бернард Лондон, нью-йоркский агент по недвижимости, предложил использовать плановое устаревание для выхода из кризиса и обеспечения долгосрочного процветания. Согласно схеме Лондона, суть которой он изложил в серии статей, опубликованных в период с 1932 по 1935 год, все потребительские товары должны были иметь фиксированный срок службы, установленный правительством. Когда этот срок истекал, продукты официально становились «мёртвыми» и подлежали утилизации; таким образом, потребитель нуждался в новой модели. По мнению Лондона, это обеспечило бы бесконечный потребительский спрос, постоянное производство и занятость населения. И хотя идеи Лондона так и не были реализованы, к принципу планового устаревания вернулись после Второй мировой войны. Среди наиболее ярких сторонников этой модели был американский промышленный дизайнер Брукс Стивенс. В отличие от принципа принудительного устаревания, предложенного Бернардом Лондоном, философия Стивенса состояла в том, чтобы посредством инновационного дизайна, рекламы и давления потребителей нужно убедить в необходимости постоянно жаждать новых моделей продукции. Как он сам выразился: «В отличие от европейского подхода прошлого, когда производители стремились делать самые лучшие и долговечные продукты, американский принцип заключается в том, чтобы вызывать у американского потребителя недовольство продуктом, которым он пользовался в течение определённого периода, и вынудить его сдать этот продукт на вторичный рынок, чтобы получить взамен новинку с усовершенствованным внешним видом».

2. Возможно, вы не удивитесь, узнав, что струйный принтер также является продуктом запланированного устаревания. Многим из нас доводилось сталкиваться с тем, что совершенно новый принтер внезапно перестаёт работать и выводит на экран предупреждающее сообщение, гласящее что-то вроде: «Срок службы деталей вашего принтера истекает». Часто их замена является невозможной или непомерно дорогой, поэтому мы вынуждены покупать новый принтер. Такой тип ошибки, как правило, связан с системой очистки принтера. Всякий раз, когда печатающие головки очищаются, небольшое количество чернил впрыскивается в губчатый резервуар в нижней части корпуса. После определённого количества чисток принтер запрограммирован на прекращение работы – это необходимо, чтобы предотвратить пролитие чернил и дать возможность пользователю осушить резервуар. Но чаще всего производители не создают условий для этого, и покупка нового принтера обходится дешевле, чем ремонт старого. Для тех, кто не хочет этого делать, в Интернете можно найти программы, которые сбросят настройки цикла очистки, и принтер продолжит работать.

3. И хотя изобретение лампы накаливания приписывают Томасу Эдисону, концепция была разработана несколькими учёными, включая Джозефа Свона из Англии и Генри Вудворда из Канады. Однако Эдисон разработал первую коммерчески жизнеспособную электрическую лампочку, которая впервые поступила в продажу в 1880 году. Главной особенностью лампочки Эдисона была нить накаливания, сделанная из карбонизированного бамбука; она позволяла ей гореть до 1200 часов. Сотрудники лаборатории Эдисона в Менло-Парке (штат Нью-Джерси), как сообщается, попробовали более 6000 различных нитей накаливания, прежде чем подобрать правильную комбинацию. Однако лампочки Эдисона, несмотря на свою революционность, обладали хрупкими нитями и чернели со временем, поэтому вскоре их вытеснили более совершенные модели. В 1906 году компания General Electric представила лампочку с гораздо более прочной вольфрамовой нитью и заполненную газом аргон, который был менее подвержен утечке. Этот дизайн лежит в основе почти всех ламп накаливания, производимых с тех пор. К началу 1920-х годов, когда был образован картель Phoebus, электрические лампочки производили почти в пять раз больше света, чем те, что были изобретены Эдисоном, и служили в два раза дольше.


Читайте также: